Новости Ассоциации

Уральские операторы связи – о ценах на интернет и «законе Яровой». Интервью

29.12.2017


Уральские операторы связи – о ценах на интернет и «законе Яровой». Интервью

В следующем году, очевидно, россиян ожидает повышение стоимости абонентской платы за интернет. Событие неприятное, но вполне ожидаемое – цены на все растут, и только доступ к онлайну оставался прежним. Почему операторы связи вынуждены пересматривать тарифную политику, как оценивают последствия реализации «пакета Яровой» и почему считается, что «регионалы» круче «федералов» – в интервью членов «Уральской ассоциации операторов связи».

– Уральская ассоциация операторов связи была создана пять лет назад. Какие направления деятельности организации вы бы выделили как первоочередные? По каким направлениям удается добиваться результатов?

Президент Уральской ассоциации операторов связи Леонид Блинов:
«Ассоциация была изначально создана для защиты интересов собственников и её членов, это прописано в уставе. Соответственно мы должны отбиваться от тех, кто посягает на эти интересы. А кто посягает? Администрация города. Её действия и послужили созданию Ассоциации, когда нас начали сбрасывать со столбов. Вторые «оппоненты» – управляющие компании и ТСЖ.  Третья угроза – любые внешние проявления, начиная от воровства оборудования и заканчивая «законами Яровой». По первому направлению основному, по столбам, прошло семь лет. Результат такой, что все вернулось к 2011 году. Был тариф на право пользования опорами контактной сети изначально установлен в размере 163 рубля, в прошлом году они поменяли его на 1600, теперь снова 163. То есть все потуги мэрии за последние семь лет оказались безрезультатны, все вернулось к тому, что можно было им ничего не делать. То есть то, что мы хотели, выполнили. Сейчас основная задача – это выстраивание отношений с УК и ТСЖ, которые начинают просить много денег. В отношении тех, кто не платит, начинаются карательные меры  – избивают монтажников, забирают в полицию и так далее. Мы пытаемся не платить, можно биться. Но у нас не прецедентное законодательство, и если мы выигрываем суд с одним ТСЖ, это не значит, что все остальные сотни ТСЖ будут решение суда исполнять. Мы ждем федеральный закон, который будет определять недискриминационный доступ к инфраструктуре связи, он давно обсуждается, вносятся изменения, когда будет принят неизвестно, но все ждут».

Директор по маркетингу «ITM Холдинг» (бренды «Планета» и «MiraLogic) Олег Талалаев: «УралАОС» создавался как орган, который будет выражать консолидированную позицию основных игроков регионального рынка телекоммуникационных услуг. За пять лет существования такой орган сформировался и заслужил статус профессионального объединения, через который удобно решать возникающие вопросы. Главная задача ассоциации – это эффективная коммуникация с властями и другими участниками рынка по отраслевым вопросам, и она с ней справляется».

Гендиректор компании «ИНСИС» Артем Черанев: «Изначально ассоциация создавалась как сообщество весомых крупных участников рынка, для согласования своих позиций, в первую очередь правовых, для купирования угроз, которые были на рынке. Основных угроз было две. Первая – произвол управляющих компаний, вторая – постановление администрации города, которое ставило под вопрос существование связи в Екатеринбурге. Что называется, нас свела беда. Ассоциация позволила смотреть друг на друга как на партнеров по рынку, а не как на  заклятых врагов. Из этого момента вытекает колоссальное количество плюсов. Во-первых, создание «УралАОС» повлияло на то, что рынок не скатился в оголтелый дикий демпинг. Хоть нас по факту четыре участника, но присутствуют там в каком-либо виде все. Создание Ассоциации позволило традиционную атмосферу неопределенности, конкуренции и вражды нивелировать, а также исключить  внеправовые методы, когда друг другу рубят кабели, обесточивают узлы и так далее. Более того, наши совместные действия в рамках Ассоциации позволили воздействовать на других участников рынка, кто, в какой-то момент считал, что может ножницами  что-то стричь, вандалить».

– На уровне Минкомсвязи сейчас обсуждаются поправки в законопроект, касающийся не дискриминационного доступа операторов связи в многоквартирные жилые дома. Какие предложения провайдеров вы поддерживаете, какие предложения вы бы внесли с учетом свердловской специфики и как в вашей компании выстроена работа с управляющими компаниями, предпринимающими попытки взимания поборов?

Артем Черанев: «В нашей компании попытки взимания поборов выстроены по принципу еврейского завещания – «никому ничего». Есть нормы, установленные законами Российской Федерации, которые определяют финансовое взаимодействие управляющих компаний и операторов. Если требования УК выбиваются из этого ряда, то наша позиция всегда предельно проста. По поводу дискриминационного доступа: с 2011 года этот вопрос изо всех сил мы продвигаем на уровне правительства области, мы выступали с кучей инициатив на уровне правительства РФ. Первое чего мы хотим – внесения изменений в СНиПы, ГОСТы, строительные стандарты с тем, чтобы при градостроительстве нужды операторов связи учитывались. Проблема  том, что они не учитываются сейчас вообще никак. У нас в России лучший в мире Интернет, но у нас совершенно нулевая толерантность с точки зрения этого строительства. Когда проектируют новый дом, микрорайон, то используют нормы 1970-х годов, не учитывается необходимость ввода кабеля, технического помещения, когда строятся дороги, не прокладывают почему-то связную канализацию. Второй момент по поводу оплаты электроэнергии, которую мы оплачивать не должны. В свое время ФАС уже на эту тему выступила и четко свою позицию проговорила. Это общедомовое потребление, операторы работают в нуждах жильцов. Этот момент должен быть прописан в нормах».

Олег Талалаев:
«По закону у оператора связи есть обязанность заключить договор с любым желающим этого клиентом в пределах технической возможности оператора, при этом клиент обязан предоставить часть общего имущества в жилом доме для размещения оборудования оператора. В то же время, некоторые управляющие компании создают искусственные препятствия для нашей работы с потенциальными и что особенно плохо, с уже имеющимися клиентами. Судебная практика по взаимоотношениям операторов с УК и ТСЖ, сложившаяся в нашем регионе, противоречива и непрерывно меняется, поэтому задача текущего момента для нас удержать возможный рост платежей, чтобы сохранить финансовую устойчивость. Мы, безусловно приветствуем этот законопроект, как в составе ассоциации, так и в лице «ITM Холдинга», объединяющего операторские бренды «Планета» и «MiraLogic». Мы всегда выступали за честную конкуренцию и равные условия для всех участников рынка. Даже если оператора по суду обяжут платить УК или ТСЖ, то мы хотим понимать, каким образом сформирована та или иная цена. Она должна быть одинаковой для всех, претендующих на работу в конкретном доме. Поэтому мы, конечно, выступаем за принятие этого закона».


Гендиректор компании «ИНСИС» Артем Черанев о позициях местных игроков: «Федералы ничем нас не лучше, абсолютно. Им остается только демпинг»

– Ваше отношение к нашумевшему закону, который получил в народе название «пакет Яровой»? Что это – ущемление прав граждан (силовики получат доступ к вашему трафику, голосовым сообщениям, фотографиям и пр.) или эффективный механизм борьбы с терроризмом?

Совладелец группы компаний «CONVEX» («Конвекс») Александр Мищихин:
«Это что-то третье. Ущемление прав граждан тут вообще не при делах, а борьба с терроризмом – это не более чем девиз вот этого всего. Практика хранения трафика распространена во всем мире, и более того, мы тут отстающие, причем отстающие категорически. Это вопрос национальной безопасности и я «закон Яровой» поддерживаю в том плане, что спохватились, наконец-то, данные должны храниться на территории нашего государства, это цифровой портрет населения. У нас почему то результаты деятельности какого-нибудь Госкомстата иногда засекречивают, а здесь данных гораздо больше и мало того, что они не анализируются и не собираются, они еще хранятся бог знает где. Процесс, который обозначает этот закон – он полезный и нужный, вопрос в путях решения, они практически невыполнимые».

Леонид Блинов: «Подобный закон есть во всех развитых странах, но, к сожалению, в России он разработан чиновниками, не особо разбирающимися в этом, без привлечения широкой профильной общественности. Стоило бы расширить круг экспертов для разработки закона. По поводу ущемления прав граждан по факту доступа силовых структур к информации, то на сегодня существуют системы СОРМ и СОРМ2 (Система технических средств для обеспечения функций оперативно-разыскных мероприятий – Прим.), которые уже дают доступ спецслужбам к любой информации любого провайдера. Весь трафик зеркалируется на коммутаторы ФСБ и они его могут самостоятельно просматривать, хранить и использовать в своих оперативных целях. Технология Ethernet передает данные в зашифрованном виде. На сегодняшний день зашифровано более половины всего трафика. Https, SSL, прокси серверы, анонимайзеры типа Tor... и т.д. делают невозможным оперативную «расшифровку» информацию. Поэтому по «закону Яровой» мы будем хранить огромное количество цифрового мусора, никому не нужного. Кстати,  до сих пор не определено, что и сколько хранить. К слову, предложение, прозвучавшее на форуме MUSE 2017 в Москве о взимании  1 % с оборота оператора в поддержку антитеррористического  закона, поддерживается многими провайдерами. Это будет не сильно «напряжно» для бизнеса и достаточно для реализации запросов спецслужб».

Артем Черанев: «Есть совершенно обывательское мнение, что где-то сидит в наушниках рядом с ноутбуком волшебный товарищ майор, приставленный к каждому гражданину Российской Федерации,  и видит, что вы делаете, слышите и говорите, и докладывает об этом куда надо. Это чушь полная. Террористов, детских порнографов, преступников и так далее, ловят в ходе проведения следственно-оперативных мероприятий – это агентурная деятельность, аналитика, то есть работа в «поле». Это 97%. А технические средства это 3 процента, когда уже вышли на какого-то ваххабита,  но они включаются адресно, и не огульным сбором данных, никому не нужным, а прослушкой, подключением протоколов. «Закон Яровой» абсолютно ничего не изменит. Складывается ощущение, что кто-то сидит на откатах компаний, которые производят системы хранения данных. Силовики итак имеют доступ, у всех внедрен СОРМ, стоят кольцевые накопители по хранению информации от суток до трех, просто мадам Яровая замахнулась на год. «Закон Яровой», в том виде, в котором он есть, приведет к закрытию, что называется «избушку на клюшку».

Олег Талалаев: «Ответ очень простой: мы не считаем, что данные мероприятия эффективны для достижения целей, декларированных этим законом. Например, «борьба с терроризмом». Если требования этих законов будут реализованы, то независимо от редакции этих требований, «щадящей» или более «жесткой», - все расходы будут переложены на операторов связи, а значит и на их клиентов».

– Ваша компания внесла в финансовый план следующего года расходы на приобретение оборудования, необходимого для выполнения закона Яровой?

Александр Мищихин: «Нет, этих денег нет. То, что сейчас предусматривается законом Яровой, таких сумм нет, причем ни у кого. Я сильно подозреваю, что этот закон постараются свести к какому-то очередному неналоговому налогу. Заставят платить деньги одному из мега-операторов, который будет создавать площадку по хранению данных. Это еще одна предпосылка для увеличения цен».

Артем Черанев:
«Нет, мы не внесли по понятным причинам. Ситуация следующая: первое, должно быть четкое определение, что, сколько и как хранить. Административная, что называется бумажная база, до сих пор не регламентирована, там все еще дыры и непонятно, как она будет через нужные инстанции проходить. Но объективности ради надо сказать, что начало что-то доходить с огромным трудом до товарищей, причастных к разработке закона и они начали сворачивать срок хранения  информации. В финансовый план на 2018 год надо было вносить это раньше, сейчас поздно и контрпродуктивно, поезд ушел. Ни у кого этого нет в финансовых планах, они верстаются на год и сейчас ничего туда впихнуть нельзя. А если и впихнуть, то придется чем-то жертвовать – выгонять людей на улицу и так далее. Я к тому, что произойдет сокращение штатов, урезание инвестиционных программ, а это торможение развития услуг связи, стоп-кран».

– Какие основные риски вы бы выделили, которые мешают операторам связи развиваться как бизнес-субъекту и какие риски для интернет-отрасли вы видите в целом?

Александр Мищихин
: «Отрасль будет развиваться, потому что в её развитии заинтересованы все. Заинтересованы финансово-промышленные группы, страны, правительства, люди, все. Все настроены на то, что коммуникации будут расширяться, улучшаться и так далее. Что касается рисков в виде закона «Яровой» и прессинге управляющих компаний, то тут надо эти вещи разделять. Недискриминационный доступ в дома это одна проблема, которая, я надеюсь, будет задавлена совместными усилиями. В нашей компании отношения с УК выстроены нормально. С кем-то лучше, с кем-то хуже. Платим ли мы за доступ? Конечно, платим, но наша деятельность в «УралАОС» приводит к тому, что цена и сумма платежей не растет, она стабильна».

Леонид Блинов: «С 2005 года пошел бурный рост развития интернет-отрасли и он пошел потому, что государство занималось другими вещами и просто не мешало. Сейчас оно начало чего-то регулировать, контролировать, подключило Роскомнадзор. К этому добавились сборы управляющих компаний. Это привело к торможению. Если нас не трогают – то развитие идет хорошо, если начинают лазить, особенно если бездумно, то все, прятайся. То есть вот он риск – в избыточном регуляторе».

Артем Черанев:
«Тут момента два. Первый – это традиционные риски, которые вообще любому бизнес-субъекту присущи, не важно, в какой он отрасли работает. Это рейдерские захваты, необоснованные претензии со стороны силовиков с попытками отжать бизнес и так далее. Второй момент – нельзя забывать, что у нас ситуация усложняется, потому что к трудовым инспекциям, налоговой, полиции, у нас добавляются свои специфические контролеры. Это Минкомсвязь со своим Роскомнадзором. Плюс к этому мы очень плотно взаимодействуем с силовиками, в том числе ФСБ, потому что связь является системообразующей отраслью, это вопрос выживания государства. Что касается рисков для интернет-отрасли – к сожалению, у нас люди все из плоти и крови, они ходят по земле, ездят по дорогам, соответственно, операторам связи нужно инфраструктуру привязывать непосредственно к месту жительства. Сейчас стыка между Жилищным кодексом РФ и законом «О связи» практически нет, там правовой вакуум, дыра, будем называть вещи своими именами, которая регулируется исключительно участниками рынка через драку, суды, ФАС и так далее».

– В начале октября «ЭР-Телеком» («Дом.ру») купил крупнейшего провайдера Екатеринбурга –«Акадо». Не считаете ли вы усиление федеральных операторов на региональном рынке телеком-услуг угрожает исчезновению либо сокращению доли местных провайдеров? Какая доля рынка принадлежит региональным операторам?

Александр Мищихин: «Это автоматом не ведет к угрозе исчезновения или сокращения доли, но очень может быть. Тяжело играть на одном поле с игроками с большими финансовыми возможностями. Что местные игроки могут предложить в этом случае? Исключительно скорость реакции на проблемы, уровень сервиса, так скажем. Это как сравнивать супермаркет и какой-нибудь магазинчик у дома. Если мы знаем что вот этот человек конкретную булку покупает каждый день, мы будем её привозить».
Леонид Блинов: «По моей оценке, региональным операторам принадлежит около 40% доли рынка. Снижения не ожидается, наоборот, прогнозируется рост. Я считаю, что наши региональные операторы, входящие в Ассоциацию, работают эффективнее, чем федералы, и чем даже Ростелеком. Они большие и неповоротливые. Им чтобы принять решение, допустим, о снижении тарифа, надо писать обоснование, Москва это обсуждает три месяца, думает, а мы принимаем решение за один день. Это наш выигрыш, это наш козырь, и я думаю, что мы увеличим нашу долю рынка. К слову, начинала Ассоциация с 15%, сейчас 40%».

Артем Черанев: «Ну не было «Акадо» крупнейшим игроком. Это как в анекдоте: «Доктор, я с женой хочу, как мой сосед по 10 раз за ночь». «А это вы откуда знаете?» «Так он рассказывает». «Так и вы рассказывайте». Я не буду говорить за всю Россию, но скажу так: Екатеринбург и Свердловская область это вообще какое-то уникальное место. Мы объективно выбиваемся, нигде в России такого больше нет. Все в один голос так говорят, кто приезжает сюда нахрапом. Они понимают, что это не они сюда в какую-то деревню приехали, а деревня к нам, в столицу Урала. Позиции местных игроков очень сильны, им принадлежит порядка 30% рынка, и это даже скромная оценка, думаю можно смело называть 40-50%. С технологической точки зрения федералы ничем нас не лучше, абсолютно. Это раз. Два – чем они могут взять? Имиджем? Тоже нет, по большому счету. Третье – у местных операторов «короткая шея» в отличие от «динозавров», поэтому на какие-то изменения, раздражители мы реагируем моментально в отличие от федералов. Я им на эту тему в лоб говорю, не стесняюсь, и они соглашаются. Им остается только демпинг, но он их убивает, у них ситуация не «фонтан», они вынуждены цены поднимать».

Олег Талалаев: «Доля рынка B2C региональных операторов, по моей оценке, менее 50%. В ближайшие годы мы не видим серьезных угроз для бренда «Планета». При этом мы понимаем - эволюционный процесс глобализации неизбежен, очевидно, что в конечном итоге рынок консолидируется у трех-четырех федеральных игроков. Как следствие, в очень далекой перспективе региональных операторов не останется, это очевидный факт для нас».

Олег Талалаев, директор по маркетингу «ITM Холдинг»: «Процесс дальнейшей консолидации рынка неизбежен»

 – После всех непродуманных решений органов власти, прессинге УК – не появлялось ли желание также продать свой бизнес федералам и вложиться в другую сферу, где «накат» со всех сторон ощущается в менее агрессивной форме?

Александр Мищихин: «Нет. От федералов предложения поступают периодически, но на наш взгляд условия еще не сложились. Продажа – это в моем понимании шаг безысходности. Если будет понимание, что дальше этот бизнес развиваться не будет, а будет только схлопываться, то это единственное, что может послужить мотивацией к продаже. «Конвекс» – это не венчурный проект, мы хотим его продлить как можно дольше».

Артем Черанев: «Вопрос философский. Я скажу так. Такие вопросы возникают периодически постоянно и это нормально. Но до периода, когда пора сворачивать удочки еще не дошло. Я 20 лет этим занимаюсь и мне еще не надоело, мне это нравится. Я больше ничего не умею,  я с 13 лет в IT, с 20 лет я конкретно в связи. Из 39-ти лет 26 я занимаюсь одним и тем же с какой-то эволюцией. В моем случае, что я могу сделать, это купить недвижимость, сдавать в аренду и сидеть курить бамбук».

Олег Талалаев: «Бренд «Планета» весьма устойчив на текущем рынке даже с учетом вышеобозначенных рисков. В качестве среднесрочного стратегического ориентира, компания делает ставку на более высокую эффективность  бизнес-процессов, относительно «коллег по цеху». Это наше конкурентное преимущество, позволяющее при меньших издержках, поддерживать более высокое качество сервисов. Мы тотально автоматизируем наши бизнес-процессы на всех организационных уровнях, уменьшая издержки, увеличивая производительность труда, исключаем человеческий фактор в рутинных конвейерных операциях. Тем самым, обеспечиваем качество сервиса выше уровня рынка. Выше описанные мероприятия, формируют необходимые условия, как для органического роста, так и для сделок M&A».

– Какой вы видите отрасль телеком-услуг в обозримом будущем – скажем, пять лет? И какой она будет через 20?

Александр Мищихин: «Сама услуга никуда не денется. Она базовая, её нельзя уже рассматривать в отрыве от общих человеческих потребностей. Доступ в интернет будет оставаться востребованным в ближайшей перспективе человечества. Как мобильный, так и фиксированный, и они дальше будут пересекаться, чем дальше, чем больше, но один другой не съест. Революций я не жду».

Леонид Блинов: Я был на форуме в Москве осенью этого года, там заместитель министра связи выступал, у него спросили тоже самое. Он сказал, что настолько быстро развивается электроника и прочее, что мы максимум можем прогнозировать на три года. Если прогнозируем на пять лет, то уже ошибемся. Если они не видят на 10-20 лет, откуда мы можем увидеть, учитывая, что напрямую зависим от их решений?

Артем Черанев: «Я думаю, что уже через пять лет не будет чистого телекома, потому что его и сейчас нет в чистом виде. Сейчас идет несколько трендов. Продолжается диверсификация. В свое время был интернет, потом операторы перешли на развитие услуг голосовой фиксированной домашней связи, потом началось развитие кабельного телевидения. Началось насыщение и сейчас операторы активно прощупывают услуги комфортной среды – так называемые «умные дома», датчики, видеонаблюдение. Вот это вот все. У нас тоже свои разработки есть, мы запустили их в сентябре прошлого года. Мы эти сервисы не продвигали, рекламы не делали, проходит год – смотрю, у нас уже 800 таких установок. Ближайшие пять лет будет именно так, будут нащупываться какие-то потребности, связанные с повышением комфорта. Есть еще задел у телевидения, оно выбирает свою долю. Интернет в насыщении, фиксированная домашняя связь в стагнации, мобильная связь в России впереди планеты всей. А телевидению есть куда двигаться. Что будет через 20 лет? Наверно будет все примерно тоже самое, только без проводов».

Олег Талалаев: «Для каждого из направлений деятельности нашей компании уже существует стратегия развития как минимум на пятилетний срок. То «как мы видим отрасль через пять лет» сегодня отражено в соответствующих корпоративных стратегических планах. Уже сейчас мы знаем, как должна измениться компания в пятилетней перспективе, и уже сейчас мы реализуем эти изменения. В среднесрочной перспективе отрасль должна полностью перейти на оптические технологии присоединения конечных клиентов к сетям передачи данных. Тенденции развития современных сервисов предполагают все большие требования к скорости и объемам передаваемых данных. Соответственно в нашей стратегии развития предусмотрен тотальный переход на технологии оптического «последнего дюйма», и, как вы можете видеть, мы уже выводим на рынок соответствующие продукты».

Совладелец группы компаний «CONVEX» («Конвекс») Александр Мищихин: «Революций я не жду». Фото: http://expert.ru

– Операторы связи сейчас предлагают кучу телеканалов помимо «базовых». Их количество растет с каждым годом. Какие направления пользуются большим успехом и где та граница, когда абоненты скажут: все, это предел, хватит нам имеющихся 200, 300 каналов.

Артем Черанев: «Давно эта граница наступила. Бегающих за трехстами каналами, из которых, образно говоря,  четыре «Грозный ТВ», семнадцать – «Моя Башкирия», еще семь – «Новости Колупаевки», становится меньше, люди стали понимать, что они не нужны. Тут следующие моменты. Первый – совершенно четко есть статистика, что максимум, который в среднем использует абонент – это 7 каналов. Мы всем говорим – ¬у нас нет 300-500 каналов, но у нас качество каналов такого, что с вероятностью 99 % понимая, что вы смотрите, вы эти каналы в наших пакетах найдете. И это на самом деле так. Мы не наращиваем тупо количество каналов. Мы мониторим потребности абонентов и понимаем, что они смотрят. Второе – это качество самого контента. Считается, что лучший контент европейский и американский – нет, давным-давно нет. В нашем медиапространстве самый лучший производитель – российский. Третий момент – качество картинки».

– Минимальная цена абонентской платы в Екатеринбурге за пакет «Интернет+ТВ» составляет около 450 рублей в месяц. Какие предпосылки для увеличения стоимости  вы видите и возможен ли её рост в следующем году?

Александр Мищихин: «Предпосылки все уже случились. Не повышаем мы по той причине, что я говорил – усиление федеральных операторов. С их стороны, несмотря на как бы повышение цен, реально мы видим их снижение в виде каких-то бесконечных акций. Мы не можем позволить себе оказаться белой вороной».

Артем Черанев: «Рост объективно необходим. Возьмем минимальную и среднюю цену в 2012 и 2017 году. Минимальная была 300, стала 450 рублей. Если брать среднюю, то разница еще меньше. Хотя сравнивать нельзя, выросли скорости, выросло качество обслуживания, выросло качество телевизионного контента. Ценник изменился не сильно. А доллар за это время с 32 рублей «уехал» до 60 и достигал 80 с чем-то. Единственное, в чем мы не привязаны к доллару, это оплата труда и еще часть каких-то расходов. Все остальное – оборудование, расчеты с правообладателями, оптоволокно – все привязано к баксу. Причем есть прекрасные российские производители, грамотные дядьки, которые сидят в Москве, но ничего сделать не могут, в силу себестоимости вынуждены производство размещать в Китае. То есть расчет все равно привязан к доллару. Цены мы сдерживаем, но мы не можем без конца удерживать, плюс не можем инфляцию со счетов скидывать, она низкая, но она есть. Если «закон Яровой» примут, то наступит просто ***********, так и напишите, я по-другому не скажу. Его внедрение обойдется нам в три годовых оборота компании. Для абонентов это отразится на повышении минимум 5-10%».

Леонид Блинов: «Я скажу так. Цены на продукты растут,  бензин дорожает неимоверными темпами, был 30 рублей за литр, теперь уже за 40. Это наши затраты. Рост обусловлен хотя бы простой инфляцией. Она поднимает цены в общем и нам придется поднимать. Сейчас доходы операторов связи снизились до той минимальной маржи, ниже которой существовать невозможно, можно закрывать контору и все».

Президент Уральской ассоциации операторов связи Леонид Блинов: «Сейчас доходы операторов связи снизились до той минимальной маржи, ниже которой существовать невозможно». Фото: fedpress.ru

– Чем для вас запомнится 2017 год? Что было взрывного, масштабного, что будет откликаться в будущем?

Леонид Блинов: «За всю отрасль говорить не буду, скажу, что в нашем регионе в 2017 году закончилась большая битва с ЕМУП «ТТУ», связанная с размещением кабеля на опорах контактной сети. Теперь можно размещать кабель в любой точке города по возмездному договору. Сейчас в  разгаре битва на юридическом поле с управляющими компаниями, она обороты набирает, суды делами завалены. Это будет долгий баттл».

Александр Мищихин: «Масштабное, это то, что «ЭР-Телеком» («Дом.ру») купил «Акадо» и это событие неприятное».

Артем Черанев: «Я себе каждый декабрь этот вопрос задаю. «Инсис» купил крупного оператора связи в Первоуральске, сейчас мы там вторые –  в Первоуральске и окрестностях. У нас уже был опыт приобретения, но мы просто присоединяли абонентов. Сейчас это покупка юрлица, а это на голову сложнее. Ну и наконец, выкупили офисные помещения на 4-ом этаже под офис в Северном переулке».

Олег Талалаев: «2017 год - это год масштабных изменений в нашей продуктовой линейке B2C и соответствующих маркетинг-инициатив на рынке. С начала этого года мы применили в наших продуктах подневную тарификацию - это наиболее технологичный и прозрачный способ расчетов на сегодня. В конце лета мы начали подключать домохозяйства к сети по технологии «Оптический Гигабит», обеспечивая принципиально новые скорости доступа в Интернет и внутрисетевым сервисам. Осенью мы вывели на рынок принципиально новый продукт «Трансформер», где клиент впервые может самостоятельно сформировать для себя уникальный набор телеканалов, менять его в любую минуту, и при этом не платить больше прежней абонентской платы. Наконец, в декабре мы первые среди операторов фиксированной связи Екатеринбурга запустили 4К-телевидение (телевидение сверхвысокой чёткости Ultra HD –Прим.), пока только нашим клиентам доступна коллекция телеканалов в Ultra HD 4К качестве. Также мы создали новый более современный интерфейс цифрового телевидения Планеты с нативной навигацией, с возможностями поиска и выбора контента. Судите сами, наши клиенты получили в этом году еще больше новых высокотехнологичных сервисов, причем многие из наших новых сервисов, еще долго будут оставаться уникальными».

– Приоткройте тайну: если брать 2017 год, то произошел отток клиентов или наоборот, их количество прирастает?


Александр Мищихин: «В общем и целом по группе компаний есть небольшой рост. Еще итоги года не подведены, но процентов пять точно».

Артем Черанев: «Количество у нас прирастает как эволюционно, так и революционно. В 2016 году мы зафиксировали, что количество активных абонентов сократилось, хотя при этом даже чуть больше заработали, чем в 2015. В этом году мы прекратили отток, динамика положительная, в целом мы приросли».

Олег Талалаев: «У нас сейчас в Свердловской области порядка 100+ тысяч клиентов. Мы фиксируем уменьшение темпов роста клиентской базы. В условиях уже сформированного рынка - это нормально».

– Обсуждается ли расширение «УралАОС»?

Леонид Блинов: «При создании Ассоциации я рассылал приглашения почти 25 операторам, из них на сегодняшний день половина мелких была поглощена нами же. Совсем мелкие для нас не привлекательны, но их интересы мы учитываем. Они могут приходить на наши совещания, слушать, предлагать свои интересные решения. Федералы сказали – мы готовы, но не можем, они состоят в федеральной ассоциации. Интересы наши пересекаются, мы со всеми работаем, они приходят на совещания. Мы открыты для всех, пожалуйста».
 


Назад в раздел "Новости Ассоциации"

 

 

Уральская Ассоциация Операторов Связи — «УралАОС»

  • Юр. адрес: 620012, Екатеринбург, ул. Машиностроителей 19, А3, 947
  • Факт. адрес: 620027, Екатеринбург, ул. Азина 24, 3-й этаж
  • Телефон: +7 (343) 383-40-22
  • ИНН 6686995781
  • ОГРН 1126600002132
  • ОКПО 12282952
  • Эл. почта: aoc@ural.ru

 

Отправить сообщение в Ассоциацию


Нажимая на кнопку "Отправить", я даю согласие на обработку персональных данных